Без прошлого нет будущего

На юго-западе от г. Рузы, в одном километре от него, расположено старинное село Брыньково. Через него в старину шли две проселочные дороги: одна — в сторону Можайска, и населенные пункты лепились к этой дороге определенным образом: деревни перемежались селами, в которых возвышались церкви. Так же располагались деревни и села и по другой дороге — по берегу реки Рузы в сторону Комлева и дальше.

 Если вспомнить историю, то подобное расселение имело и немалый военный смысл: церковный звон, особенно по берегу реки, очень быстро распространялся, возвещая о нападении врага или пожаре. Сторожевой колокол начинал звонить в городе, и пер. вьгм его глас подхватывал колокол церкви села Брыньково, стоявшего на развилке дорог.

В дни праздников быстрее телефонной связи многопудовый вестец сообщал народу о знаменательном событии. И толпы людей шли в открытые ворота храма, чтобы обрести спокойствие, исполнить традиционный многовековой православный обряд. Широкая лужайка перед церковью подчеркивала величественность церкви и ее ослепительную белизну. Старинные росписи покрывали внутреннюю поверхность толстых кирпичных стен, штукатурка которых была прочна. Велика была забота народа сохранить свой храм — плод многовекового кропотливого труда предков.

Рядом на церковной «земле находились дома священнослужителей, а неподалеку — земская школа, которую посещали местные дети (около 100 человек).

Таким был центр села Брыньково. Дома крестьян располагались буквой «Т», и над ними на живописном и высоком берегу реки словно парила в небе церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. Купола ее величественно возносились над селом.

Кое-что об истории храма, в Писцовых книгах Московского архива Министерства юстиции Российской империи значится церковное место «страстотерпца Христова Егория», относящееся к 1625—1626 гг. и связанное с сельцом Брыньково (или Матвейцево), которое наладилось в вотчине окольничего Льва Ивановича Долматова-Карпова. Сведений о нем более конкретных пока не обнаружено. О первоначальном построении церкви, именовавшейся тогда Георгиевской, точных данных тоже нет. Известно лишь, что воздвигнута она была в честь Святого Великомученика и доходы с нее собирались с 1628 г. в Патриарший Казанский приказ.

Позднее село Матвейцево стало называться Брыньковом, но чему обязано оно переименованием, не ясно до сих пор. С 1673 т. перешло оно в Дворцовые волости, и в приходных окладных книгах Патриаршего казенного Приказа находим такое упоминание; «в Государеве дворцовом села Брынкове, в Матвейцево тож, и впредь данные велено платить из Великого Государя Тайных Дел Приказа» (Патр. приказ, кн. 77, с. 221).

На протяжении веков менялось название села: Матвейцево — Брынково — Богородское — Брыньково. Чередовались и владельцы: окольничий Лев Иванович Долматов-Карпов, боярыня Мария Матвеевна Прушецкая, царевич Василий Алексеевич Сибирский, коллежская советница Екатерина Алексеевна Шумом, ее сын Николай Иванович Шумов и другие. Но постоянной 'Оставалась забота о церкви, этом духовном и культурном центре села. И платила она исправно налоги, и посещалась селянами, и оставалась самой собой.

Известно, что в 1681 г. «церковь Мученика Георгия Великого Государя в дворцовом селе Барынкове» состояла в «вотчине боярыни вдовы Марии Матвеевны Гру ...кой» и платили «дани 16 алтын, 2 денги заезда гривна». (Архив, Патриарш. Прик. кн. 77, с. 221.).

Однако "в 1701 году в Патриаршем приказе записано, что «сентября 8 день... выдан антиминс... в село Брынково, в новопостроенную церковь Казанская Богородицы» (кн. 138, с. 207).

Следовательно, в это время в села было две церкви.

В 1708 г. произошла большая беда — сгорела Георгиевская церковь. Но к 1712 г. она была отстроена вновь, в селе снова действовали две церкви: деревянная — Великомученика Георгия и каменная — Казанской Богородицы. При одной из них находилась богадельня. Но недолгим было существование деревянной церкви. Слишком много заботы требовала ее белокаменная сестра, да и привлекательней оказалась она для селян. Поэтому к 1826—27 гг. деревянная пришла в ветхость, саморазрушилась.

Каменная же в это время достраивается и именуется Казанской. В 1850 г. к ней пристроили трапезную с колокольней и двумя приделами, обустроили иконостас, отлили колокола. В честь 22-й годовщины отмены крепостного права на пожертвования селян и при участии местных меценатов был отлит большой колокол весом в 156 пудов и 15 фунтов со следующей надписью: «В царствование Государя Императора Александра III, при Высокопреосвященном Иоанникии митрополите Московском, при служении священника Иоанна Иоанновича Смирнова — в память 19 февраля 1883 г.» Разноголосым был звон церковный: помимо главного колокола были здесь и полиелейный в 42 пуда и 29 фунов, будничный и сторожевой (по 15 пудов и 35 фунтов), и четыре маленьких.

Активное участие в устройстве церкви принимали московский мещанин, бывший крестьянин князей Грузинских, связанных своей родословной с царской династией,— Дмитрий Андреев, церковный ста. роста В. А. Новиков, помещик-дворянин Н. И. Шумов, имение которого было при селе Брыньково, и другие.

С северо-восточной стороны , церкви была сделана надпись, утраченная в последние годы: «В 1740 году сентября 16 дня на память великомученицы Евфимии преставилася раба Божия княгиня Евдокия Герасимовна Сибирская — жития ея от роду было 51 год и погребена на сем месте».

После Шумовых земля села Брыньково переходила к разным владельцам: Гилярову-Платонову, Чуеву, Панкратову, Фирсановой (Гонецкой), Панкратову, фон Штейну. Каждый из них вносил свою лепту в благоустройство церкви.

Брыньковскую церковь отличали два необычных обряда: первый — крестный ход после Пасхи до Местности «Кувшиново», где в старину находился храм. И второй— в 9-ю пятницу совершался после литургии крестный ход вокруг села.

Достаточно часты были вшить» верховных церковных иерархов.

Приход церкви состоял из жителей не только села, но и близлежащих деревень Сытькова, Старой, Жо.;ссза, Ватулииа, Тишина и Ильинца.

Сегодня село Брыньково — это, увы, обычный населенный пункт при асфальтовом тракте. Многотонные грузовики так громыхают сквозь него, что дома содрогаются. Этот грохот тяжелых машин на фоне молчаливо разрушающегося храма (уже без куполов, былой белизны стен и старинных росписей, без ограды и часовни) приводит в уныние.

Мрачные опустевшие колокольни, поросшие березами, крики ворон и галок над погребенными в этой земле — такое ныне этот исторический храм, замечательное произведение творческого трудолюбия, духовной и материальной культуры наших предков.

Здесь же, перед храмом, раз. рушены старое кладбище подвижников, принимавших участие в строительстве и благоустройстве церкви, братская могила солдат и офицеров, погибших в 1941 — 1942 гг. По ним не звонит колокол в дни поминовения, ибо не осталось в Брынькове колоколов...

Сказано: без прошлого нет будущего. Вот почему, я убеждена, надо попытаться восстановить, среди прочих, и этот бывший когда-то великолепным храм. Он послужит духовному возрождению людей.

Кто начнет? И с чего?.. Хочется верить, что ответы на эти вопросы мы получим в самое близкое время

 
Г.   ГОРШИХИНА, редактор  издательства   «Наука»
Красное знамя  16 июня 1990 года